Четверостишья о любви, о жизни

Четверостишья о любви, о жизни

Превозмогая боль, и сердца стук, И страх в ночи… Прошу тебя лишь не кричи… Ты лишь не бойся, я с тобой Бояться нечего, не надо… Держись за руку, я с тобой, Всегда с тобою буду рядом… Держись покрепче, мы летим, С тобой, я точно буду рядом. Превозмогая страх, и боль Ты слышишь? Там, в холодной тьме, Там кто-то плачет, кто-то шепчет в страхе, Там кто-то предоставлен сам себе, и плачет он Там кто-то есть во мраке… Но ты не бойся, ни за что, Тебя не брошу этой ночью, Как подал с неба, тот огонь, Мы вместе видели воочию… Я поведу тебя с собою до конца, И будем только мы вдвоем, Увидим мы, издалека, Прольется небо, черным на глаза, дождем… Опубликовано:

Читать онлайн"Остановка в пустыне" автора Бродский Иосиф Александрович - - Страница 2

Спит ямбов строгий свод. Хореи спят, как стражи, слева, справа. И спит виденье в них летейских вод. И крепко спит за ним другое -- слава.

«Одно сливочное, пожалуйста», — еле слышно шепчу я и начинаю Продавщица меня торопит: «Ну, что ты там возишься Посмотри.

Джон Донн уснул, уснуло все вокруг. Уснули стены, пол, постель, картины, уснули стол, ковры, засовы, крюк, весь гардероб, буфет, свеча, гардины. Бутыль, стакан, тазы, хлеб, хлебный нож, фарфор, хрусталь, посуда, ночник, бельё, шкафы, стекло, часы, ступеньки лестниц, двери. В камзоле, башмаках, в чулках, в тенях, за зеркалом, в кровати, в спинке стула, опять в тазу, в распятьях, в простынях, в метле у входа, в туфлях.

И снег в окне. Соседней крыши белый скат. Как скатерть ее конек. И весь квартал во сне, разрезанный оконной рамой насмерть. Уснули арки, стены, окна, всё. Булыжники, торцы, решетки, клумбы. Не вспыхнет свет, не скрипнет колесо Ограды, украшенья, цепи, тумбы. Уснули двери, кольца, ручки, крюк, замки, засовы, их ключи, запоры. Нигде не слышен шепот, шорох, стук.

Первушина Е. А. Джон Донн и Иосиф Бродский: творческие переклички

, , . Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

Читать онлайн Сказка о страхе автора Серова Екатерина Васильевна - RuLit - Страница 1. Кто-то шепчет: «Не уйдёшь! Шёпот, шорох Там и тут.

Мы смеёмся над смертью и покупаем килограммы таблеток в аптеке; Мы говорим, что жизнь прекрасна и идём в магазин за ещё одной бутылкой водки; Нам насрать на общественное мнение, и мы постоянно спрашиваем: Можно расправить крылья и улететь от всего этого навстречу ветру. Но у нас нет крыльев. Потому что мы их недостойны.

Лаврентия 1984-86 г.р.

Ты слышишь - там, в холодной тьме, там кто-то плачет, кто-то шепчет в страхе. Там кто-то предоставлен всей зиме. Там кто-то есть во мраке. И он так одиноко плывет в снегу. Сшивая ночь с рассветом Ты ли, ангел мой, возврата ждешь, под снегом ждешь, как лета, любви моей?..

Вадим Месяц:"Только от страха, должно быть, не ведаешь . Организацией же всей этой деятельности занимался отдел, занимавший весь этаж огромного здания (сейчас там"Фонд . Шепчут в таинстве уюта.

Мудрец , закрыт 9 лет назад Кому в войне не хватит воли, тому победы не видать, коль торговать, не всё равно ли, свинцом иль сыром торговать И, смело шествуя среди зловонной тьмы, мы к Аду близимся, но даже в бездне мы без дрожи ужаса хватаем наслажденья Будь то Парис иль нежная Елена, но каждый, как положено, умрет. Дыханье ослабеет, вспухнут вены, и желчь, разлившись, к сердцу потечет Ни одна ночь не приносит с собой полной темноты.

Я говорю вам, я утверждаю, что у самой глубокой печали есть дно Мир бытия — досадно малый штрих среди небытия пространств пустых, однако до сих пор он непреклонно мои нападки сносит без урона Ты слышишь — там, в холодной тьме, там кто-то плачет, кто-то шепчет в страхе. Там кто-то предоставлен всей зиме. Там кто-то есть во мраке Под миром есть боль, переломанные бедра, напалм, горящий в черных волосах, фосфор, разъедающий локти до костей Писатели, нас много.

И богадельню критикам построим в Ницце Красив, умен, слегка сутул, набит мировоззрением, вчера в себя я заглянул и вышел с омерзением Я-то буду за Стиксом не в первый раз, я знаю, что стану там железной собакою дальних трасс — бездомным грейхаундом Земля — твое, мой мальчик, достоянье, и более того, ты — человек! Для сердец, чья боль безмерна, этот край — целитель верный.

Иосиф Бродский о своих стихотворениях (Начало)

Админ всегда прав; 2. Если администрация не права, то в корректной форме сообщить в ЛС. А вообще смотрите правило номер 1; 3. Соблюдать все правила; 4. Нельзя флудить в игровых темах; 5. Нельзя писать действия за других персонажей; 6.

Хорошо хоть догадались, свечку оставили, или что там у них вверху Где есть любовь - там есть и ненависть, где есть боль - там есть страх. изрядно подвыпивших матросов и горячо стал шептать на ухо их.

По-русски Исаак теряет звук. Ни тень его, ни дух стрела в излете не ропщут против буквы вместо двух в пустых устах в его последней плоти. Другой здесь нет — пойди ищи-свищи. И этой также — капли, крошки, малость. Исак вообще огарок той свечи, что всеми Исааком прежде звалась. И звук вернуть возможно — лишь крича: Совсем иное дело — Авраам. Холмы, кусты, врагов, друзей составить в одну толпу, кладбища, ветки, храм - и всех потом к нему воззвать заставить - ответа им не будет.

Будто слух от мозга заслонился стенкой красной с тех пор, как он утратил гласный звук и странно изменился шум согласной. От сих потерь он, вместо града стрел, в ответ им шлет молчанье горла, мозга. Здесь не свеча — здесь целый куст сгорел. К чему здесь ведра воска?

Колыбель одиночества

Да и переросла я как-то всё это"блоггерство". С появлением в моём бренном существовании такого пункта, как"личная жизнь", всё остальное начало катиться по наклонной в бездонную всепоглощающую пропасть, на дне которой обитает большой и длинный мужской половой орган безразличия. Учеба все равно не доставляет мне такого удовольствия, мне вообще ни капельки не нравится то, чем я сейчас занимаюсь, поэтому я живу лишь от встречи до встречи и.. Буквально несколько дней назад у нас было полгода.

И каждый стих с другим, как близкий брат, хоть шепчет другу друг: Ты слышишь — там, в холодной тьме, там кто-то плачет, кто-то шепчет в страхе .

Самые любимые строки в исполнении автора. Уснули стены, пол, постель, картины, уснули стол, ковры, засовы, крюк, весь гардероб, буфет, свеча, гардины. Бутыль, стакан, тазы, хлеб, хлебный нож, фарфор, хрусталь, посуда, ночник, белье, шкафы, стекло, часы, ступеньки лестниц, двери. В камзоле, башмаках, в чулках, в тенях, за зеркалом, в кровати, в спинке стула, опять в тазу, в распятьях, в простынях, в метле у входа, в туфлях.

И снег в окне. Соседней крыши белый скат. Как скатерть ее конек. И весь квартал во сне, разрезанный оконной рамой насмерть. Уснули арки, стены, окна, все.

Собрание сочинений

Большая элегия Джону Донну Книга: Стихотворения и поэмы Джон Донн уснул, уснуло все вокруг. Уснули стены, пол, постель, картины, уснули стол, ковры, засовы, крюк, весь гардероб, буфет, свеча, гардины. Бутыль, стакан, тазы, хлеб, хлебный нож, фарфор, хрусталь, посуда, ночник, белье, шкафы, стекло, часы, ступеньки лестниц, двери. В камзоле, башмаках, в чулках, в тенях, за зеркалом, в кровати, в спинке стула, опять в тазу, в распятьях, в простынях, в метле у входа, в туфлях.

___ И вот уже как будто страх: не верится, что дом прирос! Но, двери . Ты слышишь -- там, в холодной тьме, там кто-то плачет, кто-то шепчет в страхе.

, : , , 2 Рождественский романс Евгению Рейну, с любовью Плывет в тоске необъяснимой среди кирпичного надсада ночной кораблик негасимый из Александровского сада, ночной фонарик нелюдимый, на розу желтую похожий, над головой своих любимых, у ног прохожих. Плывет в тоске необъяснимой пчелиный хор сомнамбул, пьяниц.

В ночной столице фотоснимок печально сделал иностранец, и выезжает на Ордынку такси с больными седоками, и мертвецы стоят в обнимку с особняками. Плывет в тоске необъяснимой певец печальный по столице, стоит у лавки керосинной печальный дворник круглолицый, спешит по улице невзрачной любовник старый и красивый.

Полночный поезд новобрачный плывет в тоске необъяснимой. Плывет во мгле замоскворецкой, пловец в несчастие случайный, блуждает выговор еврейский на желтой лестнице печальной, и от любви до невеселья под Новый Год, под воскресенье, плывет красотка записная, своей тоски не объясняя. Плывет в глазах холодный вечер, дрожат снежинки на вагоне, морозный ветер, бледный ветер обтянет красные ладони, и льется мед огней вечерних, и пахнет сладкою халвою; ночной пирог несет сочельник над головою.

Твой Новый Год по темно-синей волне средь моря городского плывет в тоске необъяснимой, как будто жизнь начнется снова, как будто будет свет и слава, удачный день и вдоволь хлеба, как будто жизнь качнется вправо, качнувшись влево. Уснули стены, пол, постель, картины, уснули стол, ковры, засовы, крюк, весь гардероб, буфет, свеча, гардины. Бутыль, стакан, тазы, хлеб, хлебный нож, фарфор, хрусталь, посуда, ночник, белье, шкафы, стекло, часы, ступеньки лестниц, двери.

В камзоле, башмаках, в чулках, в тенях, за зеркалом, в кровати, в спинке стула, опять в тазу, в распятьях, в простынях, в метле у входа, в туфлях.

НЕ ЗАКРИЧИ ЧЕЛЛЕНДЖ С А4


Comments are closed.

Жизнь без страха не просто возможна, а совершенно достижима! Узнай как победить страх, кликни тут!